yggaz: (Default)
[personal profile] yggaz
Лекс Кравецкий занялся вопросами воспитания детей. Сперва он написал статью о том (вот её начало в ЖЖ), почему вмешательство извне в дела семьи необходимо. Вкратце рассуждение таково:

1. Некоторые родители не заслуживают звания родителей, потому что своими действиями детям вредят.
2. Общество и государство должно защищать детей от таких родителей.
3. Для этого общество и государство должны иметь возможность контролировать, как именно с детьми обращаются в семье.

Цитата:
Так вот, чтобы система сработала, дом ни фига не должен быть крепостью. В означенный дом должны наведываться работники самых разных госучреждений — школы, поликлиники, милиции (последние — хотя бы с целью лично познакомиться с жильцами). Причём наведываться - с правом наведаться, даже если любящие родители их не хотят пускать. Причём наведываться - будучи обременёнными ответственностью за детей, проживающих на их участке.

Иными словами - даёшь вмешательство государства в дела семьи.

Комментаторы спросили, а есть ли у Лекса дети. Оказалось - нет. Ему посоветовали, что прежде, чем рассуждать о воспитании детей, не худо было бы заиметь практический опыт этого воспитания. В ответ на это Лекс разразился ещё одной записью, где попробовал доказать, что отсылки на его отсутствующий опыт воспитания немедленно доказывают необходимость вмешательства извне в дела семьи.

Стоит процитировать:

Комментаторы спрашивали, есть ли у меня дети. Узнав, что детей у меня нет, а иногда и до этого, комментаторы делали вывод, что раз так, то я в вопросах воспитания детей совершенно некомпетентен и доверять не то, что решение вопросов о роли общества в воспитании, но даже рассуждение об этих вопросах никак нельзя.

Я с радостью соглашался: действительно, как человек, не вырастивший ни одного ребёнка, я могу оказаться совершенно некомпетентным. Я могу крайне превратно понимать все воспитательные процессы. Я могу катастрофически ошибаться в подходах. Я даже был готов признать, что будущее детей мне доверять никак нельзя.

Ведь действительно, рассуждения о воспитании — ничто в сравнении с самим воспитанием. Ошибающийся в рассуждениях просто сотрясает воздух — ровно как и не ошибающийся. Однако ошибающийся при воспитании калечит другого человека — хоть на данный момент и маленького. Точнее, «к тому же» маленького — который ещё не в состоянии отличить плохое от хорошего, а ошибку — от озарения. Беззащитного человека, не способного хоть как-то противостоять даже если каким-то чудом ошибка в действиях родителей им всё-таки была опознана. И этот человек потом, ведь, станет частью общества. То есть, мало того, что можно загубить человека — ещё и всё общество в целом слегонца подтачивается.

Если уж даже рассуждать о воспитании, не имея опыта, нельзя, то совершенно точно нельзя и непосредственно воспитывать — логика вынуждает нас сделать подобный вывод.

Как мы знаем, у всех родителей один из детей бывает первым. Согласно вышеозначенному тезису, в этот момент воспитывать детей они в принципе не умеют и сказать об их воспитании что-либо толковое не могут. Следовательно, единственный выход из положения — вмешательство извне. Ну, если, конечно, не рассматривать вариант тренировки на живых детях методом проб и ошибок с весьма высокой вероятностью плачевного результата (рассматривать такой вариант было бы странно при запрете даже на рассуждения).

(выделение моё)

Сначала разберём это рассуждение, причём с конца, с блохи. "Следовательно, единственный выход из положения - вмешательство извне".
Это логическая ошибка вида "если мяч не красный, то заведомо синий". Из того, что молодые родители ещё не умеют воспитывать детей, совсем не следует, что семье необходима помощь извне. В той же самой семье могут быть - и в подавляющем большинстве случаев бывают! - люди, у которых есть опыт воспитания детей. Это новоявленные бабушки и дедушки - у них-то опыт воспитания детей заведомо есть.

Теперь отступим на предыдущее выделение. "Если уж даже рассуждать о воспитании, не имея опыта, нельзя, то совершенно точно нельзя и непосредственно воспитывать". Как Лекс делает этот вывод?
Ошибка в рассуждении на тему воспитания не приводит к плохим последствиям, а ошибка в самом воспитании - приводит. Значит, если нельзя рассуждать - то тем более нельзя воспитывать.

Это было бы верно, если бы рассуждение было болтовнёй. Но ведь Лекс не болтает, а теоретизирует! На основании своего рассуждения он предлагает внедрить некоторый общественный институт, который будет влиять на воспитание. И если институт будет внедрён, а потом выяснится, что в реальности он приносит вред, потому что рассуждение оказалось ошибочным - этот вред будет нанесён не одному ребёнку, а многим и многим. С болтуна никакого спроса нет, но вот с теоретика спрос куда больше, чем с практика. То ли Лекс в самом деле не понимает разницы между болтовнёй и теорией - то ли разницу он понимает, но в данном споре делает вид, что её не существует.

Надо отметить, что построение работоспособной теории некоторой деятельности - всегда много сложнее, чем сама эта деятельность. Сотни миллионов людей говорили по-русски, но до Зализняка не было полного формального описания системы русского словоизменения. Камни кидали сотни тысяч лет, но потребовался Ньютон, чтобы исчерпывающе описать движение брошенного камня. И так далее.

Так что аргумент "твои теории о воспитании не нужно слушать, потому что у тебя нет детей" - вовсе не самострельный, а вполне валидный: воспитывать на практике проще, чем строить теорию воспитания. Пока ты не докажешь, что ты с более простой практикой справляешься - нет даже смысла слушать про более сложную теорию.

И надо сказать, что в теоретических построениях Лекса очень заметно, что детей у него нет.

Проблема с этими построениями в том, что государственные служащие в представлении Лекса - в большинстве своём носители функций. Поскольку функция комитета по делам детей - защита детей, то в представлении Лекса они и будут в основном в интересах детей - и поэтому от допуска их внутрь семьи никакой беды не будет, а будут одни плюсы.

К сожалению, реальным людям свойственна склонность к оппортунистическому поведению. Иными словами, человек, облечённый властью, склонен использовать эту власть в своих собственных интересах - даже в ущерб интересам общества, которое его властью наделило.

Те, кто категорически протестует против допуска государства внутрь семьи, представляют себе реальных "государевых людей".
Которые вполне могут, например, ради "процента раскрываемости" сфальсифицировать дело по преступлению против ребёнка. Родители в тюрьму, ребёнок в детдом - зато у полицейского одним раскрытым делом больше.
Которые вполне могут, например, шантажировать семью - упал ребёнок с качели, разбил голову - вот и готово основание для изъятия из семьи до суда по факту жестокого обращения с ребёнком.
Которые вполне могут, например, терроризировать семью проверками и требовать выполнения невыполнимых норм - и каждый раз многословного объяснения, почему нормы не выполнимы.

Лекс, отмечу, живёт не в вакууме и подозревает, что среди зёрен затесались и плевелы. Он пишет:

Тут надо заметить, что для предотвращения злоупотреблений, каждый из работников перечисленных органов сам может попасть под суд и понести уголовную ответственность, если окажется, что свои полномочия он применял без должного основания.

По представлениям Лекса - это достаточный противовес. Уж суд-то...

А что, собственно, суд? Что, в судах у нас какие-то другие люди? Они не склонны к оппортунистическому поведению? Они кристально чисты?

И самое главное - Лекс в упор не видит, что в его системе родителям предлагается наказывать недобросовестных "государевых людей" за счёт детей.

Поясню. Допустим, что вы - добросовестный родитель. В результате несчастного случая ваш ребёнок получил травму. Недобросовестный человек из комитета, воспользовавшись этим, пытается шантажировать вас, угрожая забрать ребёнка до суда. То есть выбор у вас простой - либо ребёнка заберут прямо сейчас, и вы будете судиться, либо... дадите требуемую взятку.

Если вы - человек законопослушный, который уверен, что платить шантажисту нельзя, выбор для вас очевиден. Если вы знаете российские детдома, он тоже очевиден... только другой.

Ведь даже если суд попадётся абсолютно справедливый - вам месяц придётся доказывать, что вы не верблюд. И месяц ребёнок будет в детском доме - да неделя, да два дня там могут привести к тяжёлым травмам, причём не только психическим. Домашнего ребёнка в детдоме могут избить. Могут унизить. Могут даже искалечить.
А если суд при этом не вполне справедлив или просто не разберётся? Если вы вообще не сможете доказать, что вы не верблюд? Останетесь без ребёнка?
А сумеете ли вы доказать, что чиновник в самом деле преступно превысил свои полномочия, а не добросовестно заблуждался и действовал в интересах ребёнка?

Вы лично готовы ли рискнуть судьбой своего ребёнка ради шанса наказать негодяя-чиновника? Лекс готов. Но в том-то и дело, что вопрос для него - теоретический.

Вот именно это ему и пытаются сказать.

И кстати - именно в этом и есть основная проблема с ювенальной юстицией. В российских реалиях Ю эффективно противостоять оппортунистическому поведению функционеров ЮЮ будет невозможно.

Сам я у Лекса забанен, так что если кто-то донесёт до него (а в основном, конечно, до тех, кто его читает) эти идеи - тот будет молодец. Только ссылку на меня давать не надо, а то сами под бан попадёте :).
Page generated August 18th, 2017 18:14
Powered by Dreamwidth Studios